Wo hu cang long

Азиатское кино во многом остается для европейцев terra incognita. Несмотря на то, что на Западе популярны такие режиссеры, как Куросава, Мидзогути, Вонг Кар-Вай, Ким Ки Дук; все-таки мы мало что знаем о восточной культуре и азиатских фильмах. Если начать говорить о новом витке интереса европейцев к азиатскому кино, то невозможно переоценить тот вклад, который внес Энг Ли для популяризации на Западе китайской культуры. В 2000 году Энг Ли снял знаковый фильм, отмеченный как зрителями, так и критиками всего мира. «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» — это уникальное сочетание восточной эстетики, любовной тематики и голливудской зрелищности в кино.

Сам нарратив довольно прост и его способен понять даже далекий от восточной культуры человек. Это одна из причин такой популярности фильма в США и признания его Киноакадемией (4 "Оскара"). Сюжет закручен вокруг Ли Му Бая, его легендарного меча, Джен (аристократки очень богатого рода), ближайшей соратницы Ли Му Бая Шу Лиен и Ло (возлюбленного Джен). Если сильно не вдумываться в смысл фильма, то можно подумать, что «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» всего лишь красивая сказка с элементами экшна. Но это отнюдь не так. В фильме присутствует сразу несколько смысловых пластов, которые с первого взгляда непонятны. И, немудрено, что некоторые критики смогли уловить лишь первичный пласт, самый простой.

В фильме «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» серьезно затрагивается проблематика отношений учителя и ученика. Кино пропитано диалогами Джен и Ли Му Бая, когда они обсуждают возможность дать уроки Джен. Кстати, сама возможность давать уроки мастерства боя злейшему врагу — непонятна для человека с западным мышлением. Очень важная тематика фильма — противостояние конфуцианской и даосской культуры. Эти два течения философии являются основными в Китае, и так или иначе связаны со всей китайской культурой. Конфуций считал основой порядка в стране принцип «ли». Его можно охарактеризовать как «почтительность», «ритуал». Джен родители заставляют выйти замуж за человека, которого она не любит. За нее решение приняли старшие. Признание правоты старших и подчинение им — неотъемлемый элемент конфуцианства («сяо» — почитание родителей).

Однако сама Джен символизирует стихию в чистом виде: она непокорна, своенравна и довольно странна в своих действиях. Она через уроки мастерства боя стремится достичь внутренней свободы, отрешиться от всех внешних условностей, которым пропитана конфуцианская «официальная идеология». Побег Джен из дома родителей — разрыв с конфуцианством. Она мчится навстречу своей свободе. И любви. В этом ракурсе по-новому проявляется принцип «всеобщей любви» Мо-Цзы (этот мыслитель отстаивал равенство людей разных сословий).

Очень показателен образ Ли Му Бая. Неоднократно в разговоре с Шу Лиен он упоминает о медитации и внутренней свободы (особенно в последнем предсмертном диалоге). Ли Му Бай всю жизнь был воином, побеждал противников — но не смог победить себя. Внутренней свободы и просветления он не смог достичь вплоть до смерти. Одной из важнейших причин этого также стала любовь к Шу Лиен. Это тот фактор, который тяготил его постоянно. И здесь вразрез любви, чувствам идет понятие долга, о котором упомянула Шу Лиен. Именно нравственный выбор, долг, внешние, чисто конфуцианские факторы не позволили им стать счастливыми. Ли Му Бай сам был рабом своего меча, о чем прямо говорил. Отдав меч навсегда господину Те — этим он пытался уйти от себя прежнего и посвятить себя медитации и философии. Меч — не просто реликвия. Это символ внешней атрибутики, этакое «подручное» (говоря языком Хайдеггера), от которого нельзя отказаться. Не случайно весь сюжет так или иначе связан с этим мечом.

В ситуации с Нефритовой лисой важны несколько моментов. Например, когда Джен поняла, что превзошла по мастерству своего Учителя — Лису. Это принципиальный момент. У китайцев в крови заложено то, что Учитель — это всегда ступень выше, чем ученик. Это совершенный, мудрый, опытный человек, к уровню которого надо стремиться. Так что терзания и моральные мучения Лисы вполне понятны. Она растеряна, потому что понимает, что потеряла свою ученицу. Лучше Нефритовой лисы управляется мечом только Ли Му Бай. Он ее злейший враг. Джен — это дополнительная причина ненависти к Ли Му Баю. Лиса прекрасно понимает, что научить Джен бoльшему, чем смогла она — может только Ли Му Бай. Это заново разожгло старые обиды. Также важен момент: в драках между Джен и Шу Лиен никто не ставил целью убить противника. Это просто-напросто чуждо самой философии восточных единоборств. Победить противника, обезоружить, морально сломать — да. Но не убить.

В фильме совершенно прекрасный визуальный ряд. Сцены боев сняты роскошно. А уж фехтование на деревьях — это гениальный момент. Все драки сняты словно танцы и очень радуют глаз. Музыка же в фильме ничуть не уступает музыкальному роскошеству в творчестве Вонга Кар-Вая. Энг Ли, подарив миру свой шедевр, повлиял на вектор развития «нового азиатского кино». И вот уже вскоре были сняты Чжаном Имоу ухудшенные копии его творения — фильмы «Герой» и «Дом летающих кинжалов», где визуальная красота достигла своего пика, однако был утрачен во многом смысловой и концептуальный аспект «Крадущегося тигра».