Una Giornata Particolare

- Он такой приличный человек, он не может быть антифашистом… - Причем тут приличный? Вот я, например, знаю одного вора, он приходил воровать даже в наш дом. А кто он теперь? Начальник отдела фашистской полиции. Неважно, что он проходимец — главное для них, предан ли он партии. Вот что важно, ясно?

У каждого человека бывают такие моменты в жизни, которые подталкивают его переосмыслить свое существование, понять свою роль в обшестве, подумать о вечном и принять свой путь. Для обычной домохозяйки из Рима весенним днем 1938 года таким моментом стала неожиданная встреча с необычным человеком.

Она (Антониэтта) — добродушная, малообразованная, тем не менее, любящая мать своих шестерых детей и своего мужа, ярого приверженца фашисткой партии. У нее есть дом, семья, в целом стабильность в жизни и вера в будущее фашисткой Италии. Еще не началась вторая мировая война, еще не гибнут миллионы солдат, еще никто не знает, что через несколько лет фашисткий режим прекратит свое бесславное существование.

Он (Габриэле) — интеллигентный, образованный человек, однако находится на грани суицида. Дело в том, что он — изгой этого общества. Таким, как он, не по пути с фашистами. И он это прекрасно понимает. В отличие от Антониэтты, он потерял веру в людей и свое будущее. Встреча с Антониэттой в прямом смысле спасла ему жизнь. Ему не к кому идти и не с кем общаться. И вот он уже «напрашивается» на чашечку кофе к ней — ему приятно просто побыть немного времени с этой женщиной.

Случайное знакомство этих двух, в общем-то очень разных людей, позволило обоим переосмыслить свою жизнь и место в этом мире. Бывает так, что случайному попутчику или знакомому, хочется открыть свою душу, излить наболевшее, попросить совета. Примерно то же самое случилось и с нашими героями. Неправы те, кто считает, будто бы фильм «Необычный день» повествует о фашистском режиме либо являет собой пропаганду антифашизма. Нет, в данном случае встреча Дуче и Фюрера — лишь фон. И не случайно то, что весь фильм именно в качестве «фона» мы слышим радиорепортаж о параде в честь Фюрера. Весь Рим полон надежд, он рукоплещет своему союзнику в лице Германии Фюрера. «Запомните этот необычный день, возможно, через двадцать-тридцать лет вы скажете с гордостью, «я был там» — говорит детям муж Антониэтты. Именно так воспринимали приезд Гитлера итальянцы: как нечто эпохальное в судьбе своей страны, поворотный момент к светлому будущему.

Антониэтта, при наличии внешних атрибутов нормальной жизни, глубоко несчастный человек. Ее не понимает собственный муж («он верен партии, но не своей семье»), ее не слушают. Ее не слышат. И говорящий скворец, единственное существо, которое может ответить днем Антониэтте (когда она, как правило, одна в доме) — и то коверкает ее имя. В этом определенная символика «глухоты» или же «непонимания» в обществе. В лице необычного соседа, «не мужа, не отца и не солдата» Антониэтта неожиданно находит благодарного слушателя и родственную душу. Та единственная связь, что соединила на один лишь день двух людей — она уже не прервется. Она будет жить в их воспоминаниях.

«Необычный день» — это прежде всего необычный фильм. Великолепная игра Марчелло Мастроянни и Софи Лорен притягивает и не отпускает до конца картины. Весь фильм по сути — одна большая сцена двух этих великих актеров. А режиссер Этторе Скола уникальным способом смог с помощью диалога двух героев вскрыть настроения, витавшие тогда в Италии (фотоальбом Дуче, который вела Антониэтта, отлично характеризует идеализм настроений в обществе и всебщего непонимания будущей катастрофы). Да и Габриэле, несмотря на неизбежную свою депортацию (надеюсь, что только депортацию) из страны, вообщем-то не антифашист, хотя именно такое клеймо закрепилось за ним. Он просто человек, который хочет свободно жить и любить. Но не то время и не те идеалы.

Последние кадры: Антониэтта тушит свет и ложится спать. Двояко можно трактовать концовку фильма. С одной стороны, она «тушит свои надежды», по сути оставаясь в темноте (и духовной, и физической) наедине сама с собой. С другой, Антониэтта «успокоилась», обрела душевное равновесие и такие драгоценные воспоминания об этом необычном дне. А это уже немало.