To the Wonder

"К чуду" - пожалуй, самый мрачный фильм в творчестве Терренса Малика. Режиссер открывает для зрителя завесу чужой жизни и заставляет на протяжении двух часов видеть очень интимные, личные вещи. Автор "Пустошей" практически отказывается от диа-логов в картине, выстраивая весь нарратив путем откровенных моно-логов и визуальных мизансцен. В ленте нет сценарных персонажей и привычных сюжетных коллизий. В To the Wonder есть полуоткрытая дверь Эммануэля Любецки, через которую мы наблюдаем за живыми людьми. Причем это наблюдение построено сквозь эффект реминисценций и образных представлений. Каждый момент в фильме прекрасен, но обманчив и иллюзорен. 

Первые кадры в ленте сняты на мобильный телефон самими героями: это такой своеобразный намек на мимолетность чувств, которые можно сохранить лишь в карте памяти. "К чуду" полностью уповает на интуитивное восприятие, что рождает массу вопросов к создателю и кардинальные отклики. Малик призывает вслушиваться в гул улиц, слышать шепот влюбленных, понимать различные языки (вавилонское отчуждение) и видеть то, чего нет в кадре. Камера Любецки летает вокруг Ольги Куриленко, проникает в потайные двери и открывает замочки к сердцу. Однако чувство тревоги не покидает на протяжении всего фильма: зритель буквально сразу начинает ощущать приближение надвигающейся беды. Призрак Марины мелькает перед нами, однако исчезает он с такой же легкостью, как и появляется.

После мировой премьеры фильм активно сравнивали с "Древом жизни". Действительно, художественная оптика в "К чуду" похожа на предыдущий фильм Малика. А вот в философском плане ленты довольно сильно отличаются и скорее противостоят друг другу. Если в The Tree of Life режиссер в земных вещах показывал нам сакральность и даже прикосновение бога, то в To the Wonder, напротив, религиозный месседж намеренно сводится к примитивному пантеизму в духе "Христос слева. Христос справа". Там Терренс взывал к молитвам и внутреннему прощению, а здесь он сжигает все мосты. Показательный образ сомневающегося пастора прямым текстом говорит о том, что в этом мире нам никто не поможет.

"Древо жизни" буквально источало из себя витальную энергию, нечто необыкновенное и таинственное. В новой ленте религиозный посыл редуцирован к пособию по семейной жизни, а проповеди священника - к бесполезным словам для заключенных и убогих. В "К чуду" нет никакого чуда. Есть только стук колес в финале титров. Именно поэтому фильм кажется настолько печальным и депрессивным. Терренс Малик как опытный хирург режет по-живому: минуту назад мы видели двух улыбающихся людей, а теперь они расходятся навсегда в разные стороны. Если нет прощения, то существует ли любовь? На этот вопрос после просмотра каждый ответит сам за себя.