The Tree of Life

Очень сложно писать о самом личном для режиссера фильме, очень знаковом, грандиозном и по сути без-нарративном. Терренс Малик вплетает жизненную историю обычной семьи в колесо мироздания, создавая на экране настоящую магию кино и размышляя о вечных философских категориях. Во всех своих лентах Малик снимал своеобразную поэтику мира, кинематографические симфонии, в которых сюжет не играл главной роли. Для режиссера в первую очередь были важны собственные размышления и единение с природой: это чувствуется и в "Древе жизни" с той серьезной разницей, что здесь Малик в принципе отказывается от рассказа-повествования.

Малик охватывает в ленте существование нашего мира от его возникновения, первых зачатков жизни на планете, а в финале ленты грозит апокапипсисом, вещая об единении с богом до "конца времен". Сам нарратив частично все-таки присутствует (мы наблюдаем за трагедией в судьбе одной семьи и то, как она повлияла на будущее ее членов), однако это всего лишь фон: важное и главное место в ленте занимают разговоры с богом и собственные терзания, что позволяет считать творение Малика по сути двухчасовой молитвой.

Визуальный перфекционизм мастера просто зашкаливает и потрясает воображение. В творчестве Малика всегда операторские находки занимали особое место, а киноязык был крайне оригинальным и самобытным. Терренс всегда был одним из главных визионеров в мировом кино. Но в "Древе жизни" визуальные решения - это нечто особенное. Каждый кадр (буквально каждый) выверен идеально, нет ни одного лишнего момента, зато все работает на концепцию ленты. Некоторые эпизоды воистину гениальны. Это тот случай, когда кино становится out of the world.

Несмотря на то, что фильм очень сложный и многозначный, все же главный посыл творца можно свести к тезису "бог есть любовь". Здесь эта мысль находит новый отклик. В своем творчестве Ингмар Бергман уделял размышлениям о боге и любви, о любви без бога и боге без любви много места и времени, а Малик словно подхватывает эту эстафетную палочку у шведского гения. Так как в "Древе жизни" (The Tree of Life) особое место занимает сюжетная линия с жестокостью в семье и воспитанием в католической строгости, но без семейной любви, его можно сранить с лентой Бергмана "Фанни и Александр". Обе ленты словно дополняют друг друга, разве что Бергман там по сути создает апологию семьи, во многом критикуя религию, которая погрязла в схоластической иллюзии и забыла о человеке. Малика же в первую очередь волнует момент божественной иллюминации (в пантеистическом ключе) и религиозная одухотворенность нашего мира.

Фильм-притча. Фильм-молитва. Фильм-исповедь. Терренс Малик редко появляется на публике и никогда не рассказывает о сути своих лент. Он предоставляет зрителю право получить свой, уникальный, экзистенциальный опыт, просматривая эти фильмы. "Древо жизни" можно любить и не любить, хвалить и критиковать, но самое главное - его нужно смотреть.