The Shape of Water

"Форма воды" (The Shape of Water) - это ретро-фантазия Гильермо дель Торо на тему чужеродного существа в среде людей. Он не в первый раз воспевает "иноземцев" в своих лентах, потому и новая картина не отличается от предыдущих какой-то новизной. Для мексиканца-режиссера важен сам статус "аутсайдера" в обществе. И именно маргиналов в широком смысле слова дель Торо готов восхвалять снова и снова. На этот раз в качестве сквозного сюжета им была выбрана история про "Человека-амфибию" (или "Тварь из Черной Лагуны"), странное земноводное существо, оказавшееся в 1962 году в США как раз в разгар Карибского кризиса.

Режиссер совмещает в картине сказку и реальность совершенно сознательно. Фантазия - это его эскапизм, его уход от ненавистной действительности. В "Форме воды" своеобразным наркотиком для немой уборщицы является музыка и утренняя мастурбация в ванной. А для самого дель Торо как автора сама "реальность" предстает лишь способом погрузить кинозрителя в иное измерение, эпоху, зазеркалье. В "Форме воды" собраны сплошь ходячие архетипы в качестве персонажей, в которых невозможно увидеть настоящих людей. У него герои - это всего лишь "маски" в его театре кукол. Если уборщица полюбила чудовище, то необходим жуткий антагонист как воплощение зла. Но одна Элайза не справится со своими трудностями. Значит, ей нужны верная подруга и пожилой инфантильный гей. Вместе они победят.

Я никогда не думал, что стереотипы могут так "работать". Но после просмотра "Формы воды" оказалось, что дель Торо способен оживить даже самые закостенелые клише. Это магия в чистом виде либо мошенничество первой степени. Автор "Лабиринта Фавна" и "Хребта дьявола" неспешно, плавно оживляет интригу в этом царстве мертвых душ. Сначала он награждает главную героиню эмоциями и душой, а вслед за ней - и всех остальных. И вот уже гей-лузер оказывается способен на поступок. А вот и советский шпион оказывается товарищем. Вот еще чуть-чуть и, кажется, сам Ричард Стрикланд (Майкл Шеннон) начнет танцевать на радуге. И дель Торо практически его переубеждает в своих взглядах перед неизбежным концом: "А ты все-таки бог".

У дель Торо китч неожиданно становится произведением искусства. Только ли дело в филигранной операторской работе или красивой музыке Александра Деспла? Мексиканский режиссер самой постановкой мизансцен отвечает на ваши вопросы: важно не "что", важно "как". Он не боится сочетать несочетаемое (страшное и смешное, любовь и насилие) в своей ленте. Более того, он настаивает на этом. В его трактовке жизнь - это полная сюрпризов и метаморфоз тайна бытия. Как происхождение Элайзы остается загадкой, так и ее дальнейшая судьба. И она погрузилась в пучину, печально поглядев на него.